Реальные истории из практики правозащитника ООВВП ГАБ. Эпизод 7-ой Офицеры бывшими не бывают

10.02.2018

Реальные истории из практики правозащитника ООВВП ГАБ. Эпизод 7-ой Офицеры бывшими не бывают.

Говорят, что офицер – это даже не профессия, а судьба. Не бывает бывших офицеров – они всегда в строю и всегда уверены в себе и в своих силах. Даже тогда, когда силы почти на исходе. Или эти силы не равны. Когда бороться приходиться не с врагом, а с системой.
Два года, мы плечом к плечу, отстаивали право на банкротство у Евгения Геннадьевича. Два года, я терпеливо подавал одно заявление за другим. Наконец, Суд вынес решение, что процедура банкротства физического лица завершена, все долги списаны и кредиторы не имеют претензий. Это была победа.
А началось все в феврале 2016 года, когда в наш офис пришел кадровый офицер в отставке. 76 лет, но выправка военная, спину держит прямо, за плечами Вьетнам, Ангола, Афган. Боевой офицер – сразу видно. Пришел не просить о помощи, как это обычно бывает, а получить исчерпывающую консультацию. Стали разбираться в деталях дела. Оказалось, что сын Евгения Геннадьевича, пока отец по госпиталям лежал, проходя лечения после многочисленных ранений (их было не просто много, а очень много), попал в беду – пристрастился к наркотикам. Евгений Геннадьевич сделал все, чтобы спасти своего единственного ребенка: отправлял на лечение, оплачивал реабилитацию и работу психологов и наркологов. Все это стоило недешево, офицерской пенсии катастрофически не хватало и… И семья начала брать кредиты. Суммы росли, а дополнительных источников доходов у людей не было. Сын вскоре погиб – надеяться уже не на кого.   Судебные приставы уже готовились к описи имущества: двух квартир, машины, дачи. Получалось, что если ничего не предпринять, то пожилые люди останутся, в буквальном смысле, на улице. Я дал ему слово, что мы сумеем помочь.
В течение года мы выводили собственность из-за угрозы арестов, да и при ее наличии иск о банкротстве просто не приняли бы. А потом началось хождение по инстанциям – исковые заявления заворачивали и мы подавали апелляции. В какой-то момент Евгений Геннадьевич как будто растерял свой боевой дух, хотя при встречах постоянно повторял: «Я везучий! Хоть раненный, но живой домой возвращался. Сколько ребят погибло, а я ничего, пусть пластина в голове, но на своих ногах и со своим умом».  Он крепился, хотя было видно, что в благоприятный исход не верит. И вот 8 февраля я позвонил ему и сказал, что «все, он может жить спокойно – теперь его совесть перед законом и людьми чиста».  В ответ услышал: «Ура!!! Победа! Я ж говорил, что везучий!!!»
Недавно видел его, он шел уверенным шагом, военная выправка, гордо понятая голова – издалека видно, что идет офицер. Офицер, сумевший победить боль, несчастья и обстоятельства. Офицер, для которого нет ничего невозможного. И который знает цену порядочности и слову.
(По заказу ООВВП, концепция Гайворонский Анатолий, текст Торопова Наталья)
Яндекс.Метрика